Нажаль, українська версія публікації відсутня, пропонуємо варіант на російській мові

Андрей Басов, «Легендарные пластилиновые ноги»: «Вероятно, во мне умер актёр»

29.09.2015 · Інтерв'юАндрей Басов, «Легендарные пластилиновые ноги»: «Вероятно, во мне умер актёр»

В субботу, 3 октября, в 19:30 в рамках осеннего клубного тура с программой «Туман» на сцене киевского Tykva Club выступит одесская группа «Легендарные Пластилиновые Ноги». Язык не повернётся назвать её молодой или начинающей. Большинству её участников давно перевалило за тридцать. В активах коллектива — три пластинки, спродюсированные в прекрасных студиях, а также концертный альбом. Записи команды были изданы одесским лейблом CardioWave. «ЛПН» неоднократно выступали на разогреве у группы Flёur, вырывались с концертами в Киев, Москву, Петербург, попадали на страницы российской версии журнала Rolling Stone...

Но группа продолжает оставаться в андеграунде. Возможно, меланхоличная философия текстов её лидера и вокалиста Андрея Басова плохо совместима с правилами, по которым живёт мейнстрим. Да и сам Андрей, невзирая на естественное для музыканта стремление к популярности, ведёт себя застенчиво. Он, скорее, напоминает музицирующего философа, нежели шумную и броскую рок-звезду. Даже во время интервью за него частенько «отдувался» основатель лейбла CardioWave Дмитрий Веков, дома у которого проходила беседа.

N.B. Пока материал готовился к публикации, в активах группы появилось ещё одно музыкальное видео на песню «В ад или в рай», стилизованное под любительскую киносъёмку. Режиссёр видео — Лори Лат. Клип можно посмотреть на YouTube-канале группы.

Разговор о творчестве «ЛПН» почему-то хочется начать не с песен. Сравнительно недавно у вас появился видеоклип на песню «Забывай меня». Вы называете его первым, хотя до этого было видео на песню «Десятый бокал вина», которое вполне себе тянет на минимал-клип. Почему так?

Андрей Басов: Клип «Забывай меня» продуман более тщательно. К нему писался сценарий, рисовались раскадровки. Да и качество итогового продукта намного выше. «Десятый бокал вина» мною больше воспринимается как семейное видео (в кадре видеоролика играет Егор, сын Андрея).

Почему вы экранизировали «Забывай меня»? У вас ведь есть более «ударные», динамичные вещи: «Биоробот», «Прикури от молнии в грозу».

А.Б.: Мы как раз выпустили сингл «Забывай меня», который хотелось показать публике. Но, на самом деле, песню для экранизации выбирала режиссёр клипа Аля Горчакова. Нам было это интересно, поскольку предполагалась работа с новой, свежезаписанной песней. Я очень нечасто пишу новые вещи, поэтому мне всегда интереснее работать именно с ними, нежели с композициями, сочинёнными давным-давно.

Поделись, пожалуйста, предысторией того и другого клипов.

А.Б.: С клипом «Десятый бокал вина» было всё просто. Некоторое время назад в Одессе на Куликовом поле проходил концерт группы «Ляпис Трубецкой». Мой сын Егор очень лихо отплясывал под их музыку. Дима Веков это приметил...

Дмитрий Веков: Ну, это, скорее, история сценария. Предыстория и того, и другого клипов выглядит практически одинаково. Она неизменно связана с появлением «на горизонте» некоей девушки-клипмейкера, которая говорит: мне нравится группа «ЛПН», я хочу снять для неё клип.

А.Б.: Да, так получается, что мы и не планируем снимать клипы. Но клипмейкеры сами нас находят. Мы даже не тратим на это никаких денег.

Что тебе больше всего запомнилось в съёмочном процессе видео на песню «Забывай меня»?

А.Б.: Всё было интересно. Вероятно, во мне умер актёр. Я очень хорошо выношу все эти вещи вроде «Постой там», «Пройдись вот здесь». Я всё чётко выполнял, делал то, о чём меня просили — и мне это по-настоящему нравилось. Как выяснилось, я могу стоять, сколько угодно, смотреть в одну точку, делать то, что мне говорят. Это увлекательно и это...

Д.В.: ...Ради тебя же самого и делается, ха!

А.Б.: Да. В общем, работать было приятно. Чувствовалось, что всё это делается с любовью, а не «на отвяжись».

Д.В.: Продолжая тему клипмейкерства, отмечу, что совсем недавно в сети появился дебютный клип проекта «ВЕГА», также отснятый под руководством Али Горчаковой. Один из участников проекта, Алексей Гладушевский — сотрудник телеканала СТБ, матёрый профи в отношении всего, что касается видеосъёмок. Когда принималось решение о том, кто будет экранизировать песню «ВЕГА», Алексей посмотрел клип «ЛПН» «Забывай меня» и без колебаний сказал: «Окей, работаем с этой девочкой».

Клип получился мега-постановочный, навороченный — и при этом относительно недорогой. Де факто Аля вложила в его съёмку весь свой гонорар. Если человек делает что-то «за бесплатно», проявляя при этом серьёзность в работе, демонстрируя ответственный подход, это подкупает. Хочется дать этому человеку возможность развиваться... До недавних пор и у группы «ЛПН», и у лейбла в целом был серьёзный пробел по части видео. Надеюсь, теперь станет полегче.

Андрей, ты сказал, что не так уж часто пишешь песни. С какой частотой они у тебя появляются?

А.Б.: Сингл «Забывай меня» состоит из трёх песен, написанных в прошлом году. В текущем году, пожалуй, дописал только песню под названием «Туман», которая ещё не издавалась. Я до-о-о-олго пишу песни. Всё дело в словах. Я могу неделю, две, три, месяц ходить вокруг да около, собирая по крупицам рифмы и образы для будущего текста. При этом я, кажется, ни одной из песен не записал на бумагу. Я так долго и много всего в голове перекручиваю, что использование бумаги в процессе стихосложения теряет всякий смысл.

Где-то я слышал о том, что обычно ты «в охотку» сочиняешь только один куплет и припев. А второй куплет дописываешь лишь потому, что не принято сочинять песни из одного куплета.

А.Б.: Есть такое, ха! Но второй куплет пишется не только для проформы. Он позволяет расширить тему, затронутую в песне, углубить содержание текста. Второй куплет, конечно, тяжелее даётся, чем первый, но от него много пользы.

То есть, это не просто «технический» кусок текста?

А.Б.: С моей паранойей «технического» текста не получается вообще.

Чего ты ни при каких обстоятельствах не можешь допустить в своих текстах? Что безжалостно бракуешь?

А.Б.: Не знаю. Я не понимаю критериев оценки качества, которыми оперирует мой внутренний цензор. Просто чувствую: что-то плохо, над этим нужно работать. Я могу менять одну строчку до тех пор, пока она не начнёт меня устраивать. Люблю, чтобы текст был не сильно «сладким», но при этом не грубым и не пошлым.

К слову о пошлости. Мне повезло слышать ваш дебютный альбом «Космонавтам» в варианте предварительного сведения. Помню, что в той версии для замены нецензурной лексики, встречавшейся в текстах «ЛПН», использовались эвфемизмы. Но финальный альбом вышел со всеми полагающимися «матюгами». Для чего нужно было пользоваться «матозаменителями», и по какой причине ты вернулся к исходному варианту текстов?

А.Б.: Тот же радиоформат заставлял что-то менять в текстах.

Д.В.: Мы думали над всеми этими «форматными» вещами, конечно. И демо, в том числе, записывали с эвфемизмами, чтобы привыкнуть к ним — либо не привыкнуть. Потом Андрей сказал: из песни, мол, слова не выкинешь. И мы вернули всю нецензурную лексику обратно. Помнится, тогдашний басист «ЛПН», Максим Белоус, был против такого поворота событий. И даже звонил мне отдельно для того, чтобы убедить в необходимости устранения наиболее резких слов.

А.Б.: Думаю, если бы мы избавились от нецензурной лексики, ничего бы не изменилось.

Д.В.: Была мыслишка, что, возможно, кое-что изменится, но... Кстати, когда Андрей стоял в вокальной комнате и записывал свою партию для песни «Простые вещи», — той самой, где звучит матное слово, которым обычно обозначают полный крах всего на свете — в студию зашёл Олег Скрипка. Он стоял в аппаратной и слушал Андрея до тех пор, пока тот не дописал свой дубль. Когда Андрей вышел из вокальной комнаты, Скрипка покачал головой и сказал: «Сер-р-р-рьёзная песня!».

Вы планировали как-то серьёзно «раскручивать» дебютный диск «Космонавтам»? Он записывался в тогдашней студии группы Esthetic Education и стоил недёшево.

Д.В.: Стадионы планировались! Каждый вечер после студийных сессий во время отдыха... На самом деле, нам казалось, что стоит такие классные песни записать на должном уровне — и дальше всё получится само собой. Да и до сих пор кажется, что ситуация сложилась каким-то абсурдным образом. Тому есть подтверждения. Неоднократно слышал от людей: чуваки, у вас такие классные песни! Вы же такие крутые! Как же так!

А.Б.: Видимо, мы всё-таки не настолько круты.

Предпринимались ли какие-то осознанные шаги по части «раскрутки» альбома «Космонавтам»?

Д.В.: Сверхактивности в этом плане никто не проявлял. Был какой-то расчёт на «Наше радио», фирму «Никитин», с которой тогда шло сотрудничество. Но вскоре это сотрудничество и прекратилось. Произошло это в 2008 году. Тогда по всем ударил очередной финансовый кризис.

Помню, в тот же период Андрей, выступив с группой «ЛПН» на разогреве у “Flёur”, разбросал диски с альбомом «Космонавтам» прямо в зал. Что это было? Отчаяние от невозможности адекватно реализовать пластинку на рынке?

А.Б.: Нет, конечно же. Просто желание поделиться музыкой с людьми.

Каким образом вообще появилась идея ставить группу «ЛПН» на «разогреве» у “Flёur”? Команды-то достаточно разноплановые.

А.Б.: На самом деле, чаще всего я выступаю со своими песнями уже после того, как группа “Flёur” отыграла основной сет. Таким образом я, видимо, смягчяю слушателям боль от расставания с прекрасной музыкой группы “Flёur”, ха!

Д.В.: Иногда бывало и так, что «ЛПН» выходили на сцену в середине концерта. Обстоятельства сложились таким образом, что Андрей стал гитаристом группы “Flёur”, а Олег Митрофанов, гитарист группы «ЛПН», теперь играет в команде “Flёur” на басу. Плюс у обеих групп изначально был общий барабанщик. Так что этим группам удобно выступать на общей сцене, почему нет? В конце концов, мужское начало «ЛПН» позволяет оттенить женское начало “Flёur”, как-то так...

Однажды у “Flёur” состоялся концерт, во время которого на сцене находилось двенадцать человек. Из этих двенадцати у девяти были свои отдельные проекты, какая-то сольная деятельность. И так далее.

У «ЛПН» существует расширенный состав. Что он из себя представляет?

А.Б.: В студии и на некоторых концертах к нам нередко присоединяются Дмитрий Земский и Олег Резниченко из дуэта «Зира». Они играют на различных этнических инструментах: ситаре, этнических флейтах, перкуссии. С Димой Земским я дружу довольно давно. Мне  импонирует его творчество. Мы, в принципе, часто участвуем в концертах друг друга. Все ситары и укулеле с альбома «Улыбка Бога» — его рук дело.

Д.В.: Да в Одессе целый трибьют-фестиваль в честь Андрея проводился!

А.Б.: Ну, не совсем так. У меня есть традиция — отмечать День Рождения клубным выступлением, на котором я собираю симпатичных мне исполнителей, а также группы, которые мне импонируют. В этом году я предложил ребятам исполнить, помимо своего материала, кавер-версии песен группы «ЛПН». Никто не отказался.

Концерт в честь Дня Рождения не состоялся по причине ужасного снегопада, в который добраться до клуба было просто нереально. Но поскольку все уже отрепетировали материал, мы приняли решение провести через некоторое время небольшой трибьют-концерт. Со стороны было интересно слушать, как играют твои песни другие люди. Особенно меня порадовала интерпретация песни «Детство», подготовленная группой «Какаха». Я пел эту песню вместе с ними — правда, так же, как и в составе «ЛПН», не смог толком вытянуть свою партию. Там есть скачок по звуковысотности, который даётся мне с огромным трудом.

Д.В.: В альбоме «Космонавтам» эта песня звучит для меня наиболее странно. С одной стороны — явный хит. С другой, после её прослушивания остаётся ощущение, что композиция слегка недоработана.

Раз уж затронули вопрос о трудностях пения — предпринимал ли ты попытки как-то развивать свой вокал с помощью специальных упражнений?

А.Б.: У меня был небольшой опыт походов к преподавателю вокала. Но то ли преподаватель оказался «не моим» человеком, то ли ещё что-то помещало, этот опыт не продлился долго. Так что, к своему стыду, могу сказать, что всерьёз я постановкой голоса не занимался.

Д.В.: А, возможно, и к счастью. Ещё неизвестно, чему бы тебя там научили!

А.Б.: У меня даже были споры с Денисом Балем, одним из наших экс-гитаристов, который всё время упрекал меня в непрофессиональном подходе к пению. Голос, мол, тоже инструмент, с ним тоже нужно заниматься, и т. п.

Через «ЛПН» прошло несколько гитаристов. Ваш нынешний, Олег Митрофанов, вообще похож внешне на молодого Джимми Пейджа. Хотя играет по-другому.

Д.В.: Раньше Олег вообще «в копейку» смахивал на Пейджа!

А.Б.: Гитарист в «ЛПН», кто бы ни занимал его позицию — мой основной соавтор. Когда мы в группе занимаемся аранжировкой песен, я больше всего идей ожидаю от гитариста. Я безмерно благодарен каждому из соло-гитаристов «ЛПН» за помощь. Именно они во многом сделали нашу музыку такой, какая она есть. Я приношу на репетицию «болванку» и, советуясь, по большей части, именно с гитаристом, превращаю её в музыку.

С приходом в состав «ЛПН» каждый гитарист тщательно снимает и разучивает партии, придуманные его предшественником. Очень важно, чтобы песни звучали именно так, как были задуманы и аранжированы изначально. Ведь все эти аранжировки продуманы до мелочей.

Помнится, я когда-то был на репетиции «ЛПН». Ты показался мне достаточно требовательным, и даже жёстким лидером.

А.Б.: Я бы так не сказал. Просто когда что-то в музыке звучит хорошо — оно звучит хорошо. А когда что-то звучит не очень — оно звучит не очень. В подобных случаях я, разумеется, позволяю себе высказывать претензии. И почему-то в итоге чаще всего получалось так, что мои творческие претензии были обоснованными.

Любишь ли ты выступать без группы, в формате «человек с гитарой»?

Д.В.: Андрей начинал с этого и, кажется, большую часть карьеры именно таким образом и выступает!

А.Б.: Да, я иногда делаю это. И сейчас отношусь достаточно просто к необходимости порой давать концерты именно в таком формате. Но у меня был период, когда я отказывался от таких выступлений. Я настолько привык к выступлениям с группой, что мне начало казаться, будто формат «человека с гитарой» не для меня. Это прошло.

Мне нравится ездить по фестивалям, путешествовать — одному это осуществить гораздо проще. Я, например, выступал с песнями под гитару в Карпатах на замечательном мероприятии KAPUKAFEST. Меня, правда, сопровождала Настя Кузьмина, скрипачка группы “Flёur”. Так что я выступал не совсем один.

Как ты относишься сейчас к вашей первой пластинке — концертному альбому «Живьём»? Он ведь записан непрофессиональным способом.

А.Б.: Конечно, и качество исполнения на этой пластинке, и качество её звука далеки от идеала. Мы тогда вышли на сцену после большого перерыва, и репетиций накануне было не так уж много. Концерт проходил в клубе «Медуза», ныне не существующем. Помимо нас, на сцене выступали другие исполнители, их сеты тоже записывались. Да и в принципе там регулярно практиковалась звукозапись. На тот момент почему-то показалось, что именно наш концерт зафиксирован достаточно удачно для того, чтобы его выпустить.

Не выпусти мы эту пластинку, запись бы затерялась так же, как затерялись десятки других фонограмм, сделанных в клубе. Между тем, на ней остались партии гитариста Руслана Осецкого, к которым мы не раз возвращались в процессе работы уже над студийной записью.

На этой пластинке не так уж мало песен, которые пока что не были перезаписаны в студии. Ты к ним уже охладел?

А.Б.: Нет. Когда-нибудь мы их запишем. Песню «Без прикрас» мы, допустим, продолжаем регулярно играть на концертах. Так что все эти песни имеют какую-то жизнь.

Д.В.: Песня «Игреки-иксы», наверное, будет в следующем альбоме.

Андрей, были ли у тебя попытки написать что-то под влиянием того, что сейчас происходит на территории Украины?

А.Б.: Нет. С другой стороны, песня «Там» из крайнего сингла, а также песня «Боль» с альбома «Улыбка Бога» созвучны происходящему. Хотя писались они во вполне мирное время.

Д.В.: Текущие события у творческих, рефлексирующих людей вызывают, скорее, ступор, нежели какое-то «фонтанирование идеями». Ты просто сидишь — и сходишь с ума от того, что творится вокруг. На мой взгляд, большая часть тех, кто нынче пишет патриотические песни, вне зависимости от политических предпочтений, просто спекулирует на текущих событиях. С другой стороны, люди-то разные... Возможно, кому-то нужно написать песню для того, чтобы избавится от кошмара, который творится в голове под влиянием событий в стране.

2 октября — Одесса
3 октября — Киев
4 октября — Днепропетровск
5 октября — Харьков
7 октября — Москва
8 октября — Минск

Текст интервью: Антон Бессонов («Тим Талер»)

 

© Рок.Київ

 
ДОСЬЄ ДИСКОГРАФІЯ
Забывай меня
Забывай меня
2014
альбом
рецензія
РЕКОМЕНДАЦІЇ
Cardinal Birds: Якщо мати мету і багато працювати - можливо все!
ІНТЕРВ'Ю
Cardinal Birds: Якщо мати мету і багато працювати - можливо все!
26.12.2018

Різниця між музичними стилями нівелюється, про філософію годі й казати. Панк вже не той, скажете ви - можливо.. в ньому вже немає того бунту і протесту, але все ще вирує кураж свободи та дух молодості

Sinoptik співають для тих, хто не чує
АНОНСИ
Sinoptik співають для тих, хто не чує
15.05.2019

Восени 2019 року SINOPTIK вирушають у всеукраїнський тур «Я чую - я живу», який має за мету допомогти дітям з вадами слуху. В рамках туру гурт презентує свiй п’ятий студiйний альбом