На жаль, українська версія публікації відсутня, пропонуємо варіант на російській мові

МС Crocodil - интервью

01.03.2005 · Інтерв'ю
МС Crocodil
МС Crocodil
фото: www.disclaimer.kiev.ua

«DISCLAIMER– это злые клоуны, которые предназначены для саморазложения и развлечения-разложения окружающих масс», – МС Crocodil

-Чем характерно музыкальное направление ganja-core? Кому принадлежит идея создания подобной музыки? Кто еще работает в этом направлении?

МС Crocodil: Ганджа-кору характерна рубка сырого мяса, сарказм, веселое настроение, черный юмор (если речь идет об агрессивной растамании, а именно такую мы и проповедуем), одним словом, зажигательная музыка до чрезвычайности. До последнего времени мы думали, что идея создания подобного стиля принадлежит исключительно нам, но вот недавно узнали, что, оказывается, есть еще N-ное количество коллективов, играющих в подобном же стиле и стиль этот задекларирован уже достаточно давно. Из киевских представителей ганджа-кора могу отметить группу «Штахет». Наш новый басист Максуд, кстати, оттуда (очень страшный человек, я пока что серьезно его опасаюсь).

-Почему вы избрали сарказм и рубку мяса (цитата с сайта) в качестве вашего флага коллектива (и жизненного кредо)?

МС Crocodil: Это единственно возможный способ остаться самими собой, не пытаясь изобретать нечто из разряда «а вот у нас идеология готическая, и потому мы одеваемся во все черное и делаем вид, что мы голубые». Без лишнего пылепускания в глаза просто рубить сырое мясо – это очень по кайфу, в первую очередь нам самим, а что думают по этому поводу другие нас, конечно, слегка волнует, но не настолько, чтобы этим всерьез замарачиваться. Сарказм и рубка мяса – это отсутствие каких бы то ни было рамок в нашем самовыражении. И зная нас, коллектив уже ни в чем нельзя упрекнуть. После очередного загона какого-нибудь все просто разводят руками и говорят: «А-а-а, ну так это ж Дисклеймер. Им, типа, можно».

- Вы говорите об отсутствии рамок в самовыражении. А допускаете ли, что ваши слушатели вольны делать тоже самое? К примеру, самовыразится при помощью нанесении дружеского такого ущерба вашей аппаратуре? Или вашим же личностям:)

МС Crocodil: Конечно, допускаем! И не только со стороны слушателей такое может произойти. Главное – это раскованность. (шепотом): «Делай, что хочешь…» Аппаратура, которую будут ломать зрители, по счастью нашей не является. Мы еще не доросли до такого уровня, чтобы ставить на концерты свой аппарат .А по поводу нанесения ущерба личностям – если ущерб будет аргументирован, мы рассмотрим ходатайства. Если же аргументы будут не убедительными, то мы и сами грубияны… Отсутствие рамок в самовыражении – это лично наша, музыкантская, прихоть. Нам так легче существовать в этом мирке.

- В чем заключается идея агрессивной растамании, которую вы проповедуете?

МС Crocodil: Да, как я уже сказал, именно агрессивная растамания стала нашим мечом и оралом. Как бы это объяснить… Помимо того, что большинство из нас употребляет вещества, мы еще (почему-то) очень часто попадаем в ситуации, когда приходится бить морды (к счастью, не друг другу). Можно сказать, мы превратились в своеобразных бойцов Джа. Мы считаем, что если нам дали в морду, то нужно срочно ответить, чтобы потом не было обидно и не хотелось от обиды плакать. И, как правило, отвечаем. Чаще всего такие инциденты происходят с нами в поездках, когда мы навеселе. Эти поездки могут быть даже в родном городе. Например, фактически два раза подряд мы дрались с бычьем в автобусе. Было это на отборочном туре Перлын Сезону, когда после выступления мы ехали на нашу реп. базу, в автобусе №56. А в финале Перлын в Запорожье точно такой же случай произошел с нами в автобусе марки Богдан, где нам снова пришлось колошматить морды. Мне тогда в очередной раз нос сломали, кстати. Поэтому, как можно понять из всего вышесказанного, пока что мы еще не пришли к выводу, что лучше подставлять левую щеку, когда треснут по правой. Надо просто успеть ударить первым (слова второго фронтмена Дисклеймер, Дрю). Хотя, если честно, то мы вообще не очень замарачиваемся над серьезностью своих идей, иногда даже не осознаем, что именно провозглашаем. Знаю, знаю, это плохо – такая безалаберность – но что поделать, такие мы неконкретные пацаны. Но раз мы существуем, как некий музыкальный отросток на теле киевской муз. тусовки, значит с этим нужно считаться.

– Активно насаждаемая вами агрессия оборачивается против вас же…ваши действия? :)

МС Crocodil: Обернем ее обратно. Мы это часто делаем.

– Это может стать непрерывным процессом…

МС Crocodil: Ну так это жизнь, от этого никуда не денешься. Каждую минуту ты чему-то сопротивляешься, с чем-то борешься. И лучше это делать осознанно, то есть понимать, что это неизбежно. В конце концов, такая борьба станет тебе по кайфу, преодолениями укрепится воля твоя. Что касается активно насаждаемой агрессии – да ничего мы активно не насаждаем, мы уже вышли из агитационного возраста, когда нужно что-то кому-то доказывать с нигилистической пеной у рта. Мы рассказываем, разговоры разговариваем, иногда держим базар.

– Что для вас первично в оценке музыкального продукта – идеология или собственно сама музыка?

МС Crocodil: Снова повторюсь, мы часто сами не понимаем, что делаем («откуда это приходит ко мне?» (с) В отрыв). Поскольку ярко выраженной идеологии у нас нет (я имею ввиду четкие принципы, типа, играем хевиметал и выглядим как металлисты, или играем арт-рок и выглядим как хипаны), то мы просто делаем что-то в районе музыки, скажем так, чем пока что остаемся довольны. Главное для нас – это расслабленность и ненапряжность в творчестве. Не скрою, иногда мы пытались выработать какую-то четкую концепцию в творчестве, ориентировать нашу музыку на определенную целевую аудиторию, но потом пришли к выводу, что такие вещи можно делать только в случае, если тебе платят очень много денег. А поскольку мы пока что – честные энтузиасты, то четкая концепция пока идет побоку. Делаем то, что нравится, то, что прет, причем всех участников проекта.

– Смогли бы дать оценку(характеристику) собственному творчеству? (дайте!)

МС Crocodil: Гамно

– Все так плохо?

МС Crocodil: Да нет, все наоборот клево. Чего тут плохого? Просто гамнакор (ганджа-кор) – это стиль свободных, необремененных узкими сценическими, жизненными рамками людей, которым чужда зашоренность в мелочах и по большому счету пофиг, что скажут о той или иной их шалости окружающие. Этим с нас нисколько не снимается общечеловеческая ответственность за те или иные вещи. Я имею ввиду, что вот прямо сейчас встану на защиту обиженного и обездоленного (да, иногда я пафосный!) и развалю будку любому, кто посягнет на идеи добра и любви (в этот момент в мой кабинет входят полуобнаженные наложницы :).

–Как вы думаете, что ваша музыка несет в массы? На что вдохновляет? Какие задачи вы сами ставите перед собой, приступая к (например) записи новой вещи?

МС Crocodil: Я смогу ответить на этот вопрос про массы и их вдохновение только, если сам буду колбаситься под свою же музыку, слушая ее со стороны, из зала. А такое невозможно по определению, ведь я же на сцене стою. Наша музыка в первую очередь концертная, то есть, предназначена именно для колбасни и отрыва, а не для сосредоточенного прослушивания, сидя в партере. Мы никогда не считали наши песни чем-то из разряда серьезного искусства. «Дисклеймер» – это злые клоуны, которые предназначены для саморазвлечения, саморазложения, сибаритства и для развлечения-разложения окружающих масс. Это проект-однодневка, который будет переть ровно столько, сколько он будет незагруженным какими-либо «гениальными», «серьезными» идеями. Я искренне потешаюсь над представителями киевского музандеграунда, которые с серьезными лицами пытаются переигрывать ходы западных исполнителей, которые искренне (за это, конечно, им респект!) верят в то, что делают нечто серьезное, искусство (!). Конечно, такое допустимо в начале творческой андерграундной карьеры, но со временем должна происходить переоценка ценностей. Просто ты понимаешь, что ты никогда свое творчество не продашь и либо меняешься в сторону откровенной коммерции, либо начинаешь играть конкретно для собственного оттяга.

-На какую возрастную (и социальную) категорию слушателей рассчитана ваша музыка?

МС Crocodil: Ну, наверное, она для детей, которые уже нюхали жизнь, клей и не станут повторять наших ошибок. Не исключаю также, что музыка цепляет и зрелых людей, у которых еще сохранилось чувство юмора, детство, опять же, в жопе играет слегка, которые в состоянии еще совершать большие, хорошие глупости.

–Так вы что, так и не угомонитесь? В смысле, рубить мясо, глупить по-хорошему планируете до пенсии?:)

МС Crocodil: Не вижу в этом ничего невозможного. Зачем, собственно, нам нужно угомониться? Чтобы стать ноющими, полными тоски по утраченному раю, обывателями? Или в лучшем случае пополнить собой ряды скучных, мизантропически настроенных, молодых людей, которые рассуждают об окружающем разложении за стаканчиком мартини? Нет! Мы будем разлагаться активно!

– Ваш творческий план?(понимайте как хотите :)

МС Crocodil: Сложный вопрос. Затрудняюсь ответить…

ps. я вообще пришел к выводу, что мне употреблять вещества не нужно, потому что я без всяких допингов могу привести себя к нужному состоянию, участники коллектива не дадут соврат.

–Так может пора подумать о популяризации ваших, хм, околомузыкальных практик вхождений в «нужное состояние»?:)

МС Crocodil: Ну, этот курс дорого стоит. За определенную сумму я готов его преподать.

Автор: Shamanja [ utm.in.ua ]


 
ДОСЬЄ РЕКОМЕНДАЦІЇ
Сергій Радзецький: «Грати роками одне і те ж однаково - неймовірно нудно»
ІНТЕРВ'Ю
Сергій Радзецький: «Грати роками одне і те ж однаково - неймовірно нудно»
25.07.2019

Чай з м’ясом - мабуть, самий драйвовий з проектів Сергія. На його рахунку - ролі худрука SЮR Band, одного з авторів програми Avant Floyd, інструменталіста і композитора в дуеті Big Second

ВВ провели перший в Україні онлайн-концерт по квитках
НОВИНИ
ВВ провели перший в Україні онлайн-концерт по квитках
30.04.2020

Яскраво та весело пройшов перший великий онлайн-концерт гурту Воплі Відоплясова з презентацією альбому «Закустика», що вийшов на вінілі