Нажаль, українська версія публікації відсутня, пропонуємо варіант на російській мові

Лилия Коломиец, «Карт-бланш»: «Хочется жить и выступать в той стране, где тебя оценят»

19.02.2016 · Інтерв'юЛилия Коломиец, «Карт-бланш»: «Хочется жить и выступать в той стране, где тебя оценят»

С винницкой певицей и автором песен Лилией Коломиец, которая несколько лет назад штурмовала украинские клубы и фестивали во главе рок-группы «Карт-бланш» а также появлялась на радио «ЭраFM» с музыкальным проектом «Кориця», нас познакомила работа в кавер-коллективе. Группа была организована по инициативе китайской компании AllArt Show для выступлений в клубах, на торжественных мероприятиях и т.п.

В 2014 году контракт с AllArt Show закончился. Наш уставший кавер-бэнд вернулся в Украину. Каждый его участник оказался перед выбором: отправляться в КНР «на вольные хлеба» или искать счастья на Родине, раздираемой политическими распрями. Лилия ещё в Китае приняла решение, что вернётся в город Чжэнчжоу и будет работать в сфере тамошнего шоу-бизнеса.

Два года певица живёт в Китае. У неё хорошая репутация в профессиональной среде. Музыканты группы «Карт-бланш» теперь тоже живут в КНР и продолжают творить вместе со своей фронт-вумен. В бытовом смысле Лилия довольно крепко стоит на ногах. И всё-таки признаётся, что в Китае ей недостаёт чего-то очень важного...

До отъезда на работу в КНР у тебя в Виннице была группа «Карт-бланш». Кроме того, ты также развивала собственный проект с названием «Кориця» и, насколько я знаю, записывала альбом под этим названием.

Когда у меня была группа «Карт-бланш», никакой «Кориці» не существовало. Мне свойственно ревностно относиться к проектам, которые музыканты моего коллектива затевают где-то «на стороне». Соответственно, сама я так тоже стараюсь не поступать.

Поэтому участники группы «Карт-бланш» играли только в группе «Карт-бланш». Мы все этим жили: коллектив был почти семьёй. Мы обитали всем коллективом на съёмной квартире, круглосуточно репетировали, работали... Кстати, поработав в КНР, я оценила, как же это здорово: играть с музыкантами, с которыми тебя объединяет, в первую очередь, музыка, а не необходимость заработка.

Потом, однако, группа распалась. Сначала нас покинул гитарист: уехал в Питер по семейным обстоятельствам. Нам было морально сложно начать поиски другого человека, но мы, пережив алкогольную депрессию, отыскали замену... С новым участником играли недолго. Между мной и музыкантами произошёл конфликт, после которого я съехала со съёмной квартиры и начала жить отдельной жизнью. Уходя, я, впрочем, сказала коллегам: кто хочет, может присоединиться ко мне.

Первое время мы пытались «слепить» что-то акустическое вместе с басистом и гитаристом. Потом подключили к работе других музыкантов. Назвали новый проект «Кориця», дали с ним несколько концертов. Дело не пошло.

Позднее, месяца за два до нашего первого отлёта в Китай, у меня подобрался коллектив из совершенно других людей. Мы репетировали в «электричестве» под тем же названием «Кориця». Однако, каждый из музыкантов был состоявшейся личностью с кучей дел за пределами коллектива, потому особого рвения с их стороны я не ощущала. Я не видела смысла в том, чтобы продолжать наше сотрудничество — и приняла решение об отлёте в Китай на работу. О чём сказала ребятам после дебютного выступления, состоявшегося за пару дней до начала китайских «приключений». Тянула до последнего и сообщила обо всём только после того, как «приняла для храбрости». Разумеется, мы пообещали друг другу, что продолжим сотрудничество после моего возвращения — ясное дело, ничего этого не случилось...

Знаю, что в Украине была начата запись дебютного альбома «Кориці», и что работа над ним не прерывалась во время твоей первой поездки в КНР.

Пластинка до сих пор находится в работе. Над песнями трудятся разные музыканты и аранжировщики, я периодически получаю через интернет свежие версии композиций, сделанные без моего прямого участия. Некоторые из них можно отыскать в соцсетях, иногда треки также звучат в эфире программы «Пора Року» Андрея Куликова на радио «Ера FM».

Другое дело, что во мне всё ярче проявляется тяга к самостоятельной аранжировке, конкретные идеи по поводу реализации той либо иной песни. Поэтому многие из решений, предложенных сторонними аранжировщиками, я, что называется, принимаю «со смирением». В идеале хотела бы воплощать в финальных вариантах песен те музыкальные идеи, которые сейчас фиксирую в демо-записях собственного производства.

Страничка ВКонтакте подсказала, что все участники коллектива «Карт-бланш» сейчас находятся в Китае.

Да, мы собрались в КНР, спустя шесть лет после роспуска группы! Однажды я получила сообщение от барабанщика «Карт-бланш», который писал, что тоже прилетел в Китай и хотел бы при случае побеседовать со мной за чашкой чая. Оказался он часах в двух лёта на самолёте от моего места жительства, поэтому я сказала, что мы вряд ли сможем «почаёвничать» скоро.

Потом мне вдруг начал настойчиво писать Юра, первый гитарист «Карт-бланш». Он жаловался на то, что устал от Петербурга, ностальгировал по временам, проведенным с группой. Говорил, что может побеседовать с бас-гитаристом насчёт переезда. Кончилось всё тем, что мы организовали онлайн-чат и договорились о том, что все музыканты прилетят ко мне в Чжэнчжоу.

Нам на некоторое время вновь пришлось вспомнить, что это такое: жить всей командой на одной жилплощади. Я чуть отвыкла от подобного «движения». Зато меня приятно удивил тот факт, что все — кроме меня! — помнили свои партии в песнях группы «Карт-бланш»! На первых наших работах мы исполняли исключительно авторский репертуар, «положив с прибором» на каверы. Заказов было много, дела шли гладко.

Через некоторое время нас опять покинул гитарист, который, как и в прошлый раз, отправился в Питер, дабы решать свои семейные проблемы. В срочном порядке пришлось рекрутировать гитариста из Львова на замену. Судьбе это не понравилось: работы у группы поубавилось, музыканты не вполне нашли общий язык с новым участником.

Скоро мы летим на побывку в Украину и по пути домой заглянем в Петербург, чтобы поговорить с Юрой о возвращении. Да, он загадочный человек, дважды покидал команду — но он наш Брат, мы его любим.

Приходилось ли тебе сотрудничать с китайскими музыкантами?

Когда у меня не было коллектива, я отправилась к китайцам: помогите, мол, братцы, сделать мои песни с группой! На просьбу откликнулся знакомый гитарист, хороший музыкант и состоявшийся человек. Он сказал, что подберёт команду для реализации моего авторского репертуара. Вскоре с подачи гитариста к нам присоединился клавишник, у которого есть свой паб с аппаратом. Что немаловажно, поскольку репточки в КНР дорогостоящие. Ритм-секция тоже «подтянулась».

Музыкантов мой коллега подобрал хороших, но все они, как полагается китайцам, оказались знатными «копипастерами»: беззастенчиво «драли» идеи для моих аранжировок с «фирмЫ», а один из ключевых проигрышей вовсе «слизали» с пресета в синтезаторе с автоаккомпанементом! К тому же, они услышали в моих песнях сходство с Rammstein и прочим «тяжеляком» — соответственно, аранжировали всё именно в этой стилистике. Мне было сложно общаться с коллективом китайцев: на тот момент я не владела их языком на достаточном уровне. Я была не в восторге от идеи делать мои песни в «тяжёлых» аранжировках. Я видела, что музыканты постоянно ссорятся. Но это было хотя бы что-то!

Мы выступили с этой программой на одном из крупных китайских фестивалей. Принимали нас хорошо. Но, в силу творческих и организационных причин, мы с ребятами расстались.  Плюс ко всему, очень скоро после основания группы в ней начали происходить разговоры, о том, что авторское творчество не даст финансовой отдачи в обозримом будущем, что нужно переходить на каверы и т.д., и т.п.

Вдохновляет ли тебя жизнь в Китае на написание новых песен?

Да. Более того, здесь со мной произошли интересные перемены. В Украине, я сочиняла песни исключительно на украинском. Сейчас, наблюдая со стороны за всем, что происходит на Родине, я вижу, что украинский язык стал некоей «модной фишкой», трендом.

«В пику» всем конъюнктурщикам, резко перешедшим на «українську мову» в творчестве, я написала несколько русскоязычных песен. А потом и вовсе начала сочинять по-английски. Честно говоря, я немного потеряла ощущение Родины из-за длительной жизни за рубежом. Но творческий процесс продолжается. Мы вот, к примеру, накануне нашей с тобой беседы репетировали с бас-гитаристом новый материал — и от удовольствия забыли о времени.

Каким образом вы репетируете с коллективом «Карт-бланш», если репетиционные точки в КНР дорогостоящие?

Мы для этой цели купили маленький микшерный пульт и несколько пар наушников. Очень удобно.

Насколько велика сейчас конкуренция на рынке труда музыкантов-иммигрантов в Китае — или там всем нормальным людям хватает места под солнцем?

Работы для артистов в КНР по-прежнему много — в том числе и для музыкантов. Находить её ухитряются даже те, кто, кажется, умеет только открывать рот под чужую фонограмму. Раздражает тот факт, что порой такие люди получают за выступление столько же, сколько и квалифицированные спецы. Но, конечно же, мастера своего дела чувствуют себя здесь куда более комфортно: у них, как правило, нет никаких проблем с заказами.

Кстати, китайские музыканты зарабатывают тоже весьма прилично. У них несколько более низкие ставки, чем у иностранцев. Но разница эта далеко не всегда существенная. Зато заказов у квалифицированного китайца всегда больше. Здесь выгодно быть музыкантом. Поэтому в КНР так много людей, которые осваивают музыкальные инструменты и стремятся к сцене.

Сложно ли вам находиться в КНР в бытовом смысле?

В Китае очень сложно в принципе. Когда ты один, когда ты на фрилансе, то ощущаешь себя волком, который вынужден «выгрызать» работу у себе подобных. Ты становишься жёстким, непреклонным. Всё это сказывается на моральном и физическом состоянии. Можно поработать пару-тройку раз в неделю — и чувствовать себя зверски уставшим. Кроме того, в городе Чжэнчжоу, где мы живём, очень плохой климат и серьёзные проблемы с состоянием окружающей среды. Каждый день мы проверяем уровень загрязнения атмосферы — и каждый день обнаруживаем, что он смертелен для жизни. Солнца почти не видим: здесь всё время смог и серое небо...

Мы стараемся повысить свой уровень жизни в Китае, свой статус. Стараемся браться только за то, что нас интересует по-настоящему. Наверное, глупо было бы этого не делать, живя здесь три года. Когда я только приехала в КНР на фриланс, то хваталась за все предложения подряд — работала моделью, выступала в качестве сольной исполнительницы. Сейчас, когда вместе со мной в Китае находится мой коллектив, я соглашаюсь только на те работы, где требуется вся группа. На сольные выступления иду тогда, когда точно знаю, что в ближайшее время работы для «Карт-бланш» не предвидится.

К слову, жить в Китае и работать в Китае — две большие разницы. Те, кто работают в КНР, экономят каждую копейку, откладывая практически весь заработок на какие-то будущие нужды. А мы живём здесь и сейчас.

Да, Чжэнчжоу — мрачный город, это правда. Но, по моим воспоминаниям, в работе на территории КНР есть и плюсы. Она, допустим, здорово приучает к пунктуальности...

Это всё ложь! Ложь!!! Не существует никакой китайской пунктуальности! За два года, которые я работаю в КНР на фрилансе, организаторы ни разу не начали наших выступлений вовремя! Всегда мероприятия начинаются с опозданием на два-три часа! Поэтому с того момента, как мы работаем здесь самостоятельно, мы сознательно приезжаем на место проведения концерта на час-полтора позже — и всё равно ещё часа два ждём начала! Видимо, пунктуальность была качеством фирмы AllArt Show, где мы с тобой работали в составе одной группы.

Наблюдаешь ли ты за развитием украинской независимой рок-сцены?

Одно из относительно недавних открытий — команда Vivienne Mort. С их творчеством меня познакомил бас-гитарист нашего коллектива практически сразу же после приезда в КНР. Он сказал: «Тебе нужно это услышать!» Я послушала и пришла в восторг.

В целом же больше слежу за китайской музыкой. К некоторым из отечественных артистов, ранее мною любимых, я не то, чтобы охладела... Дело в том, что у китайцев нет того барьера восприятия, который есть у украинцев. Им без разницы, включу я свои записи либо, скажем, записи известной украинской певицы, группы и т.п. Для них это вещи одного порядка.

Видишь ли ты себя резидентом родной Украины в ближайшие годы?

Мы устали от жизни в Китае. Устали от местного населения и от проживающих здесь иностранцев. Именно сейчас собираемся приехать «на побывку» в родные края. Но, трезво оценивая ситуацию, я понимаю, что когда мы пробудем в нынешней Украине месяц и опять вернёмся в КНР, я, скорее всего, воскликну: «О, Китай! Я так за тобой скучала!»

Наверное, находясь здесь, мы просто не ценим всех тех благ, которые даёт нам КНР. Человеку в принципе свойственно уставать от всего на свете — и от плохого, и от хорошего. Но я утомлена тем, что здесь по определению никто не в состоянии понять и прочувствовать того, о чём я пишу. Хочется жить и выступать в той стране, где тебя оценят.

Что ты можешь посоветовать украинским группам, которые исполняют авторский материал и подумывают о затяжной поездке в КНР ради заработка?

Самый главный совет: ни в коем случае не уезжайте в Китай надолго, если вы не чувствуете себя достаточно окрепшими и сформированными личностями. Кроме шуток. Как ни печально, однако, в КНР любой европейский артист, вне зависимости от уровня подготовки, прежде всего воспринимается, как некая диковинка, забавная «заморская зверушка» — и только потом как профессионал.

Поэтому здесь вполне можно найти работу в сфере шоу-бизнеса, обладая скромным уровнем квалификации. И, видя толпы китайских зрителей в залах, получая большие гонорары за выступления, «поймать звезду». Только человек с крепким внутренним стержнем может адекватно воспринять подобный «успех», отнестись к нему с иронией и продолжить работу над собой. Многие так называемые «модели», «танцоры» и «музыканты» задирают нос — и в итоге спиваются либо в Китае от скуки, либо на Родине от столкновения с реальностью. Они просто не понимают, почему в Украине, России и т.п. их после возвращения никто не фотографирует, никто не предлагает им работу «по специальности». Не понимают, что для того, чтобы стать настоящими Артистами, а не «артистами-в-Китае», им нужно ещё пахать и пахать.

Текст интервью: Антон Бессонов («Тим Талер»)

© Рок.Київ
РЕКОМЕНДАЦІЇ
Gibson оголосив себе банкрутом
НОВИНИ
Gibson оголосив себе банкрутом
13.05.2018

Американська компанія Gibson, заснована у 1984 році, постачає щорічно 170,000 гітар у 80 країн світу. Цього року корпорація опинилася на межі банкрутства з півмільярдним боргом

«Українська пісня – 2018» приймає заявки від молодих виконавців
АНОНСИ
«Українська пісня – 2018» приймає заявки від молодих виконавців
03.05.2018

Новий масштаб, кардинально інший рівень але мета залишається незмінною: пошук нових яскравих облич на українській музичній сцені