На жаль, українська версія публікації відсутня, пропонуємо варіант на російській мові

The Velvet Sun: «Мы хотим сотрудничать с лейблом, которому близка наша музыка»

15.11.2015 · Інтерв'юThe Velvet Sun: «Мы хотим сотрудничать с лейблом, которому близка наша музыка»

Киевская группа The Velvet Sun — приятный сюрприз для любителей рок-музыки. Квинтет, отстаивающий творческие идеалы 1960-х, играет с непривычной для современности душевностью и мелодичностью. Их новый сингл «Я люблю твого брата» звучит настолько чисто, свежо и непорочно, что начинаешь подозревать: у группы в подвале стоит машина времени, на которой они летают за песнями в те времена, когда поп-хиты были целомудренными, как детские сказки.

Но для того, чтобы обнаружить The Velvet Sun в медиапространстве, нужно потрудиться. Их песни вроде бы есть на радио и телевидении, но, к примеру, единственный альбом коллектива можно найти онлайн не без усилий. Во время непринуждённой беседы в McDonalds, некогда взявшего в ротацию один из клипов команды, обаятельная фронт-вумен The Velvet Sun Варвара Чайковская призналась: причина их ограниченной популярности кроется не только в недостатке финансов, но и в хаотичности «самодеятельных» пиар-акций команды. Поэтому The Velvet Sun активно ищут «разумного, образованного хипстер-продюсера, хиппи-пиар-менеджера» и планируют работать в команде веселых и свободомыслящих профессионалов.

Начнём с наболевшего: почему вас, милых и приятных, так мало в музыкальном пространстве Украины?

Основная причина — временная нехватка финансов. К примеру, в нашем репертуаре много авторских песен. Мы четыре раза выступали на ГогольFest, и четыре раза делали это с разными программами. А вот записей у нас немного: альбом и несколько синглов. Потому что запись — стоит денег. Та же история с видеоклипами — за качественное видео нужно платить.

Хм, вы ведь такие обаяхи, у вас масса очевидных достоинств. Твой голос, к примеру, отлично ложится на музыку и иногда звучит так трогательно, так беззащитно...

(Смеётся) Ой, ты как будто вчера из Израиля приехал! Когда мы там играли, то постоянно слышали: вы, мол, как миленькие воробушки. Вас хочется взять на руки, умыть, причесать...

Речь не об этом. Речь о том, что, раз уж вы такие обаяхи — почему бы вам не попробовать кого-то обаять и добыть деньги на развитие коллектива? Обаять — и получить клип без оплаты?

Мы, скорее, предпочли бы начать профессиональное сотрудничество с музыкальным лейблом. То есть, работать в команде профессионалов с современными методами мышления, неординарными подходами к деятельности в современной музыкальной индустрии. Возможно, организовать стартап, привлечь друзей, знакомых, тех слушателей, которые нас уже неплохо знают.

Что касается бесплатных клипов, то в активах The Velvet Sun есть такое видео на песню «Коли в місті оселилися небеса». Знакомые порекомендовали нам ребят, которые на то время были студентами Киевского национального университета театра, кино и телевидения имени И.К. Карпенка-Карого и готовы были сотрудничать на энтузиазме.

«Плюс» подобного сотрудничества состоит в том, что таким образом ты находишь единомышленников, находишь интересных молодых ребят с незаангажированным мышлением. Люди, которые привыкли получать за свои видеоработы тысячи долларов, часто проводят съёмку, опираясь на проверенные, но банальные схемы.

Что до «минусов», то работа с молодым клипмейкером, в отличие от сотрудничества с «мэтрами», не является, так сказать, производством полного цикла. Начинающая съёмочная команда редко занимается распространением клипов. Поэтому как только мы сняли «Небеса...», то, естественно, начали их везде сами распространять по мере сил. И столкнулись с тем, что телеканалы упорно не хотели брать в эфир клип, снятый студентами... После всех разочарований мы пошли с клипом в McDonalds, где проводился конкурс на показ музыкальных клипов в сети их заведений — и неожиданно для себя его выиграли.

То есть, как видишь, можно снять видео без денег путём проб и ошибок, но гарантий востребованности подобной работы никто не даёт. Всё же, подобная незаангажированность тоже имеет свои плюсы.

В ваших активах есть клип, снятый Виктором Придуваловым, одним из лучших украинских клипмейкеров.

О, ну это был совершенно другой опыт. В некотором смысле, Виктор является нашим гуру, старшим наставником, учителем на творческом пути. Разумеется, работать с Виктором — одно удовольствие, поскольку он является профессионалом своего дела. Клип Придувалова транслировало уже «большое» телевидение.

Какой «выхлоп» вы получили от этих видео в практическом смысле? Какие-то заказы на коммерческие концерты и т. п.?

Ты знаешь, нас довольно часто приглашают выступать на различных ретро-вечеринках, тематических концертах в стиле винтажных 60-х, блюз, фьюжн. Сейчас вообще стала популярна вся эта история с retro-future. Наверное, ты сталкивался с этим: когда современную музыку, или т. н. «музыку будущего», замешивают с элементами 60-х…  Там же «парят» электроорганы Hammond и Vox, и классическая электрогитара Fender Stratocaster.

Наше участие в подобного рода party, корпоративных концертах и вечеринках происходит не в последнюю очередь благодаря клипу Виктора Придувалова, и нашему концертному имиджу. В том видео мы выступаем в образе фешенебельного ВИА 60-х годов. В клипе был конкретный стилистический месседж. Так что результаты имеются.

Раз уж мы коснулись ретро-тематики: как получилось у группы The Velvet Sun появиться на свет? Ваша музыка очень нетипична для современности и достаточно малопопулярна в нынешнее время. Вы представляетесь мне сплавом мелодичных «прозападных» 60-х с интонациями лучших советских ВИА, вроде ансамбля «Песняры».

Спасибо за такие ассоциации, они мне очень приятны! «Костяк» группы — троица, состоящая из меня, пианиста Павла Гвоздецкого и гитариста Юрия Бикбаева. Мы дружны с юности.

Паша и я обучались у одного преподавателя: я начинала путь в музыке как концертирующая классическая пианистка и очень хотела посвятить свою жизнь игре на фортепиано. Но потом 60-е годы накрыли меня с головой! Лет в четырнадцать я влюбилась в игру Джимми Хендрикса и всё время пыталась понять, как же он играл на гитаре именно так! Потом я познакомилась с творчеством Emerson, Lake and Palmer и Led Zeppelin. Со временем, когда я начала взрослеть, интересоваться политикой, в моей фонотеке появился Джон Леннон, который, будучи музыкантом, с помощью своего творчества едва ли не диктовал мировым политикам тактику поведения...

Итак, мы начали работать вместе с Пашей. К нам примкнули несколько музыкантов, которые оказывали определённую помощь в работе, но вряд ли глубоко чувствовали музыку 60-х.  В какой-то момент нам нужно было отправляться на фестиваль «Печенізьке Поле». И мы поняли, что, по большому счёту, кроме меня и Паши, ехать туда некому.

Мы принялись шерстить Киев в поисках «правильного» гитариста. Нам попадались ребята, которые здорово играли джаз, Whitesnake или Сатриани, но нужен был кто-то совершенно другой... Дня за три до отъезда на фестиваль на репетиционную точку пришёл Юра. Как сейчас помню, что ещё до какого-либо прослушивания Паша спросил его: «Кто твой любимый гитарист?» Юра ответил: «Хендрикс!» По большому счёту, мы уже тогда всё поняли... Фестивальная публика очень тепло приняла Юру и его сольные партии. Живое выступление развеяло все сомнения относительно правильности нашего выбора.

Итак, несмотря на «плавающий» состав ритм-секции, у The Velvet Sun появился стабильный костяк. Мы с головой окунулись в переигрывание материала тех самых 60-х. Причём делали это не бездумно, а, так сказать, со знанием дела, работая в разных направлениях. У нас, допустим, была программа «Неизвестные 60-е», в которую мы включили песни популярных исполнителей, не известные широкой публике. Наша маленькая гордость — трибьют-программа «Emerson, Lake and Palmer», для которой Паша снимал один в один партии Кита Эмерсона. И так далее... Мы частенько играли в ныне закрытом клубе «44», который был для нас чем-то вроде тренировочной базы.

А в 2011 году мы записали первую авторскую песню «Я хочу нову зиму». С неё и началась настоящая история The Velvet Sun. По сути, мы популярны благодаря этой песне. Вернее, даже так: люди частенько напевают «Зиму...», не имея никакого понятия о том, кто является её автором. Многие киевские радиостанции взяли песню в ротацию. «Европа Плюс» даже ставила нас в специальном новогоднем эфире. С этой же песней мы появились в эфире программы «Guten Morgen» на телеканале М1.

Пока нас не унесло волной вашего авторского творчества, расскажи, пожалуйста, о фестивале, посвящённом ELP. Ваш пресс-релиз очень респектабельно указывает на то, что мероприятие проходило под патронатом самих Emerson, Lake and Palmer.

Со-организатором фестиваля выступала известная в киевской музыкальной тусовке девушка по имени Сюзанна — эффектная дама в чёрной «коже». На тот момент её группа также исполняла песни ELP. Эта-то Сюзанна звонила Киту Эмерсону в Британию и рассказывала о том, что здесь, в Киеве, проходит трибьют-фестиваль в честь его коллектива, что мы очень-очень любим его творчество, и т. д., и т. п.

Эмерсон оказался общительным человеком. Тогда у него были проблемы со здоровьем — видимо, звонок от девушки из Украины как-то поддержал его морально. Кит Эмерсон сказал нам: “Ok, I bless you, guys!” — и мы получили «официальный патронат группы ELP» (смеётся).

В течение некоторого времени мы продолжали поддерживать с Китом связь. Однажды он рассказал нам историю о том, как в его дом ворвалась лисица: видимо, замерзла или проголодалась в суровых британских лесах. Мы пошли на Андреевский Спуск, заказали у некоей доброй бабуси, которая вязала игрушки, свитера, шляпы и пончо, игрушечную лису и отправили её Киту Эмерсону. Его это очень растрогало, в ответ нам пришло письмо-благодарность, и я поняла, что этот крутой дядька — такой же приколист, как и мы (смеется)/ В любом случае, когда ты — молодой музыкант, ищешь свои пути и дороги в этом мире, общение с такими столпами, как Кит Эмерсон, вдохновляет и мотивирует.

Вы переиграли кучу-малу англоязычного материала. А вот авторские песни пишете на родном украинском.

Мои родители — профессиональные драматические актёры, достаточно известные в своих кругах. Может быть, и не совсем приятно касаться этой темы в разговоре, но я много слышала от них о том, как притеснялась в советское время украинская культура.

В то время весь мир претерпевал свои культурные изменения, переживал культурные революции в различных сферах искусства. В Англии были The Beatles, в Испании — Сальвадор Дали, и т. д., и т. п. Я неоднократно спрашивала родителей о том, как они прожили молодость, какие яркие моменты им запомнились. И неоднократно слышала в ответ: да ничего мы толком и не прожили. Каждый, кто едва выходил за рамки дозволенного, безжалостно притеснялся советской властью.

Возможно, это как-то отразилось на моём мировоззрении, вызвало желание пережить прошлое, вычеркнутое из истории нашей страны, хотя бы сейчас. Я много путешествовала по миру. Когда я смотрела на свою многострадальную страну «со стороны», то понимала, что всё её культурное наследие было подавлено, и хотела это как-то компенсировать. Строго говоря, клип, снятый Виктором Придуваловым — попытка сделать видео, которое могло бы появиться на свет в 60-е годы, но не появилось по ряду объективных причин. «Фантастика» в нём начинается уже с твиста, который танцует в кадре моя героиня.

У Виктора Придувалова есть музыкальный проект Void«Пустота». Какое точное название! Я тоже ощущала эту ментальную пустыню у себя внутри. И пыталась заполнить её 60-ми. Кстати, наш Паша Гвоздецкий участвовал в записи альбома “Void”, записывал для пластинки партии клавишных. И я тоже порывалась сыграть там на флейте (смеётся)! Очень надеюсь, что наше сотрудничество с проектом Виктора еще состоится.

А как насчёт вашей другой музыкальной проблемы — ритм-секции? Вы уже нашли постоянных музыкантов на вакантные должности басиста и барабанщика?

Мы нашли очень интересных ребят — Евгения Цесорева и Андрея Ващенко. Дело в том, что даже после записи песни «Я хочу нову зиму», которая «выстрелила», проблемы с поисками басистов и барабанщиков не переставали нас преследовать.

Кто-то из бас-гитаристов любил играть миллион нот «слэпом», но не понимал, что нужно делать, когда его просили исполнить обычные четыре четверти. Кто-то из басистов хорошо чувствовал наш стиль, но не дотягивал технически до нашего материала. Кого-то наша группа интересовала как основной источник дохода — но этого у нас, увы, пока нет, мы все вынуждены подрабатывать «на стороне».

Женя Цесорев — настоящий подарок судьбы. Мало того, что он является басистом, который играет всё. Евгений — хорошо образованный, начитанный интеллектуал. Честно говоря, поначалу мы его даже побаивались: уж слишком он походил на академика (смеётся)!

С Андреем Ващенко мы сошлись на почве каких-то совместных шуточек и т. п. Будучи классным барабанщиком, Андрей поначалу ничего не понимал в эстетике 60-х. Он — современный парень, который умом и сердцем живёт в XXI веке и души не чает в разного рода «гаджетах». Но, шаг за шагом, нам удалось отыскать общий язык. Для меня его манера  игры немного напоминает ранний стиль Карла Палмера.

Насколько я понимаю, вы все — профессиональные музыканты с образованием?

Да. Причём наш профессионализм, к счастью, подтверждён уже не только дипломами, но и практическим опытом.

К слову, есть очень важная вещь относительно профессионального развития, о которой я хочу сказать. Несколько лет мы существовали без каких-либо продюсеров, помощников, советчиков — и некоторое время даже гордились этим. Сейчас же я настойчиво утверждаю: нам нужен продюсер!

Мы четыре года существуем сами по себе. Все решения принимаются достаточно хаотично. И клип для McDonalds, и съёмки видео у Придувалова — случайные позитивные плоды этого хаоса. Возможно, на начальном этапе свобода была хороша. Но сейчас мы остро нуждаемся в человеке, который мог бы нам помочь хотя бы советом. Я уверена: это должна быть читающая, интеллигентная и образованная личность. Нужен человек, понимающий наш стиль. Человек, с которым мы бы могли наладить равноправные партнёрские отношения. Мы же пока что сталкивались только с теми специалистами, которые не понимают наш стиль и были настроены на то, чтобы нас «переубеждать» или «переделывать».

Готовы ли вы пускать продюсера в творческую кухню?

Если раньше кто-то говорил мне, что мою партию нужно исполнять не так, а эдак, я просто взрывалась!.. У ребят из группы всё это вызывало лёгкий смешок, что, в конечном счёте, меня несколько охладило. Сейчас я готова впустить кого-то со стороны в «святая святых», но этот «кто-то» должен быть тонко чувствующим человеком, не без чувства юмора, при этом использующим современные методы мышления.

Мы бы хотели подписать контракт и сотрудничать с лейблом, которому близка наша музыка. Нам нужна ювелирная работа. Мечтаем о продюсере, который не стал бы переделывать то, что есть. А проникся бы нашей эстетикой и просто, так сказать, убрал лишнее. У нас, например, присутствует проблема «переигрывания»: всякий раз, когда мы приходим в студию, каждый из музыкантов стремится сыграть всё-всё-всё, что он может, и по тысяче раз (смеётся).

В трек-листе альбома я вижу ремикс на песню «Говори» от киевской студии “Kofein”. Зачем вам, «шестидесятникам», понадобилось ремикшировать песню?

Опять же, идея возникла из хаоса (смеётся). Оригинал песни был аранжирован а-ля Джон Леннон. Я очень переживала, когда продюсеры “Kofein”, Татьяна Ша и Геннадий Сидоров, сказали нам: забудьте, мол, о ваших The Beatles, мы сделаем всё совсем по-другому. Однако, в итоге процесс переработки трека доставил нам массу приятных эмоций. И вот, что интересно: радиостанции охотнее берут в ротацию ремикс, чем оригинал. В общем, эксперимент удался, мы бы с удовольствием повторили что-то подобное.

Ваша новая замечательная песня «Я люблю твого брата» планируется для второй пластинки?

Да. Мы работали над ней в трёх разных студиях! Песня уже пошла в радиоротацию. Я очень хочу, чтобы на неё был снят клип — и очень хочу, чтобы этот клип был анимационным.

Анимация будет ей к лицу. Чистая песня о любви с очень нетривиальным сюжетом...

(Смеётся) Если бы ты знал, сколько людей меня уже спрашивало о том, кого любит лирическая героиня песни: парня, к которому она обращается со своим монологом или «його брата»! Даже в нашей группе мнения по этому поводу разделились. Гитарист считает, что героиня любит брата. А пианист — что того парня, с которым беседует. И просто благодаря этим разговорам о брате его дразнит, хочет разозлить и таким образом, флиртует (смеётся)!

У вас в репертуаре довольно много песен, написанных от мужского лица. Почему так?

Одну из этих песен — «Сонце дарує намисто», ту самую, которую экранизировал Придувалов — действительно сочинил мужчина по имени Павел Василяка, игравший с нами на барабанах. Но я и сама нередко сочиняю, примеряя на себя мужское эго.

Для меня наслаждение от написания песен заключается не только в результате, но и в процессе. Процедура создания текста подобна сотворению новой реальности. Она приносит мне массу удовольствия. Я обожаю в неё погружаться — и чем дальше при этом отхожу от реальности, тем мне интереснее. Поэтому я люблю писать от мужского лица, от лица некоей абстрактной девушки, или например, птицы, океана, хипстера... В этом и состоит процесс творчества.

В каком виде ты приносишь песни на репетиции?

Чаще всего я исполняю их под гитару. Как ни странно, но на фортепиано, которым я владею профессионально, мне сочинять куда сложнее.

Как ты обучаешься игре на гитаре?

Самостоятельно, без каких-либо учебников.

То есть, ты позволяешь оставаться себе аматором в этой сфере?

(Смеётся) Да-да-да! Когда я принесла на репетицию песню «Я хочу нову зиму», ребята чуть ли не хором воскликнули: что это, мол, за Виктор Цой? Я её исполнила так, по-дворовому!.. Но может быть, именно поэтому песня получилась такая «компанейская», что ли, что отмечают вместе с нами и наши слушатели.

Кстати, ты вообще завидуешь музыкантам-любителям?

Я ими восхищаюсь и они меня интересуют! Любое образование, невзирая на его неоспоримые достоинства, все же несет в себе некие условности. В любителях меня привлекает их свобода. Они могут позволить себе делать то, что стесняются делать академические музыканты в силу ряда некоторых профессиональных установок. С другой стороны, считаю для себя большой удачей объединить академический бэкграунд с той дерзкой свободой, определенной энергией огня, и смелостью выйти за рамки условностей, которую содержит в себе мой любимый стиль — музыка шестидесятых. Поэтому наша группа и называется: “The Velvet Sun”.

Текст интервью: Антон Бессонов («Тим Талер»)


 
РЕКОМЕНДАЦІЇ
Сергій Радзецький: «Грати роками одне і те ж однаково - неймовірно нудно»
ІНТЕРВ'Ю
Сергій Радзецький: «Грати роками одне і те ж однаково - неймовірно нудно»
25.07.2019

Чай з м’ясом - мабуть, самий драйвовий з проектів Сергія. На його рахунку - ролі худрука SЮR Band, одного з авторів програми Avant Floyd, інструменталіста і композитора в дуеті Big Second

ВВ провели перший в Україні онлайн-концерт по квитках
НОВИНИ
ВВ провели перший в Україні онлайн-концерт по квитках
30.04.2020

Яскраво та весело пройшов перший великий онлайн-концерт гурту Воплі Відоплясова з презентацією альбому «Закустика», що вийшов на вінілі