Нажаль, українська версія публікації відсутня, пропонуємо варіант на російській мові

Дмитрий Радзецкий: «Мы издевались над председателями конкурсов»

[ 04.11.2017 ]

Дмитрий РазецкийВ своё время великий рок-композитор Фрэнк Заппа назвал не менее великого фьюжн-гитариста Аллана Холдсворта «одним из самых интересных ребят по части гитары на планете». Думается, что если бы Фрэнк дожил до наших дней и подождал ещё пару-тройку лет, он с удовольствием внёс бы в список таких «интересных ребят» Дмитрия Радзецкого.

Невзирая на то, что многогранному гитаристу-экспериментатору с прочной академической базой знаний ещё нет тридцати, он уже успел заявить о себе не только на украинской сцене. Радзецкого с удовольствием слушала публика США, Германии, Польши, Израиля. Парню доводилось играть в одном составе с музыкантами легендарной команды King Crimson, а украинские девушки наверняка запомнили Диму по работе в программе Avant Floyd, подготовленной совместно с участниками сверхпопулярного «Океана Ельзи». Среди гитар, имеющихся в арсенале молодого инструменталиста, числятся не только самые неожиданные вариации на тему классической шестиструнки, но также два уникальных инструмента собственного изобретения, названные Радз-гитарами.

В новом альбоме “Radzetskyi Plays Radzetskyi”, онлайн-дистрибуцией которого занимается сетевой лейбл ARProduction.NET, Дмитрий делает паузу в экспериментах и возвращается к своим музыкальным истокам. Пластинка — сборник сольных произведений для шестиструнной классической гитары, принадлежащих как перу самого Дмитрия, так и его ближайших родственников, а также, по совместительству, давних творческих соратников. В роли авторов на диске “Radzetskyi Plays Radzetskyi” выступают старший брат Дмитрия Сергей, а также отец обоих парней, известный популяризатор гитары Юрий Радзецкий. В течение ноября Дима планирует гастролировать с этой пластинкой по Украине.

Когда и при каких обстоятельствах возникла идея записать пластинку “Radzetskyi Plays Radzetskyi”?

Изначально, это была идея исключительно сольной концертной программы с исполнением нашей, «радзецкой», музыки. Музыка эта для меня весьма ценна, так как произведения отца я слышал фактически с рождения. Слышал, как он их сочинял, репетировал, исполнял, какие правки вносил, какие готовил редакции, как делал аудио- и видеозаписи. Что до музыки моего брата Сергея, то, не побоюсь так сказать, это та музыка, которую гипотетически мог бы сочинить я. Музыкальное мышление у всех нас практически идентичное.

Разумеется, другой такой гитарной музыки, как «радзецкая», для меня просто нет. Я вижу в ней особую ценность не только как автор, брат и сын, но и как гитарист. В мире современной гитарной музыки не так много подобных самобытных произведений.

Отец в своей концертной практике часто выстраивал одно из отделений концерта исключительно на базе музыки собственного авторства (это, между прочим, вполне распространенная практика у композиторов, которые являются практикующими гитаристами, например Роланд Диенс, Лео Брауэр и др.). В студенческие годы мы с Сергеем регулярно представляли на сцене «блоки» из произведений Радзецких. На многих конкурсах и концертах мы так и выстраивали свои программы. Иногда даже, зная «замшелость» председателей конкурсов и понимая, что все призовые места они все равно отдадут своим ученикам (тоже участникам конкурсов), мы, мягко говоря, просто издевались над ними, исполняя свои самые радикальные опусы.

Что такое “Radzetskyi Plays Radzetskyi”: концептуальная работа, отчёт о периоде жизни, проведенном внутри мира академической гитары, собрание «семейных» произведений?..

В целом, данную работу можно назвать “Recital”. Раньше на пластинках часто можно было увидеть такое название, которое приблизительно переводится как «сольный концерт». Ещё один вполне уместный его перевод — «декламация». Эту музыку я (даже не как автор или родственник) давно хотел донести до широкого слушателя, дать ей еще большей возможности звучать не только со сцен «узкой», классическо-гитарной направленности.

Чем вдохновлялся ты на написание авторских произведений? Насколько я могу понять, Сергей Радзецкий, к примеру, черпал вдохновение из картин Сальвадора Дали.

В этой программе есть два моих произведения — цикл из восьми миниатюр «Галерея Фосфенов» и Фантазия на тему старинной композиции Wascha Mesa немецкого лютниста XVI века Ганса Нойзидлера. «Фосфены» я начал сочинять очень давно, еще в детстве, и это была идея микро-пьес юмористического характера. Тогда я сочинил их четыре, а сейчас к этим концертам я сочинил еще четыре новых. Это своеобразная дань той музыке, которую играл и слушал — тут можно услышать что-то и от Эрика Сати, Лео Брауэра, Эмилио Пухоля, Джона Кейджа, а также от Фрэнка Заппы, Джона Зорна, Стива Райха, Роберта Фриппа. А «Фантазия» — моя дань увлечению старинной музыкой, в которой нахожу для себя много созвучных идей — как в построении музыки и образах, так и во впечатлении, которая она производит на слушателя.

Произведение Сергея посвященное Сальвадору Дали — это отдельная история. Мы все втроем большие поклонники таланта Дали. Его идеи в творчестве очень нам близки. Речь идёт о максимальном мастерстве, которое находится в чётком балансе с полнейшей свободой и творческим безумием. Лучше всего о «Триаде» Сергея Радзецкого скажет сама музыка.

Какое из произведений альбома, на твой взгляд, наиболее глубоко отражает его сущность? Какие три пьесы ты порекомендовал бы «сомневающемуся» слушателю прослушать для того, чтобы составить представление о диске и принять решение о том, стоит ли уделить ему больше времени?

Однозначно одного такого произведения тут нет: все они очень разноплановые. Но, если всё-таки попытаться выделить три «столпа» — мне кажется это «Триада» Сергея, «Учитель танцев» отца, и любой из моих «Фосфенов».

Расскажи о залах, в которых планируется проводить концерты с исполнением программы «R.P.R». К слову, чисто теоретически: слышишь ли ты свою академическую музыку в стенах тех клубов, где вы с братом чаще играете рок-ориентированные вещи?

Общее, что объединяет все залы — это залы с местами для зрителей. Это филармония, музыкальная школа, галерея, арт-центр, Дом Искусства. В общем, залы которые способствуют внимательному прослушиванию музыки и акустически приспособленные для исполнения музыкальных произведений академического характера.

Клубы — места, которые по факту и технически и ментально предусмотрены для исполнения совершенно другого рода музыки — а, соответственно, и другого рода ее восприятия. Я думаю вполне логично, что во время исполнения трепетного пианиссимо звук кофе-машины или хруста сухариков не вполне уместны. :)

Какие выводы ты сделал для себя после прослушивания записи “Radzetskyi Plays Radzetskyi”? Можешь ли набраться смелости и поговорить о недостатках (технических, музыкантских), которые для тебя лично вскрыла эта запись?

Разумеется, всегда остаётся пространство для самокритики, и хочется переделывать и переписывать без конца: то звук не такой, то ногти цокают, то интершум вылазит, то еще что-то. При студийной записи сразу заметны все тембральные, ритмические или динамические неточности — для этого есть возможность все пробовать, записывать множество дублей, выбирать. Главное — это желание добиться этой точности.

Но также, не менее важно уметь вовремя остановиться, так как перфекционизм иногда не дает здраво оценивать ситуацию. Я для себя стараюсь определять некий абстрактный конечный результат, который, с одной стороны наилучшим образом передает заданные цели, а с другой адекватно отражает определенный этап — как исполнительский и композиторский, так и технический, философский, жизненный и т. д.

Были ли в альбоме вещи, утверждать которые приходилось, скрепя сердце?

Были некоторые номера, которые в аудио-варианте были не утверждены в альбом, но в концертной программе они есть. Это своего рода бонус для концерта. С другой стороны, у меня появилась возможность выстроить иную драматургию для диска.

У альбома очень стильное оформление. Кто был автором идеи? Где вы взяли столько «убитых» гитар для создания антуража?

Дизайн диска в целом опирался на материал фотосессии, сделанной с Данилом Пуржашем, который профессионально занимается фотографией, параллельно с профессиональным исполнительством на кларнете. Тогда, в апреле 2017 года, была идея сделать некий абстрактный и символический фотосет на открытом пространстве, содержащий элементы, которые есть в самой музыке: соло-исполнитель, гитары, образное мышление, нестандартные сопоставления. С такими идеями и прошла фотосессия. А «антураж» был позаимствован у коллег, знакомых: у кого что есть, так сказать.

Что это такое: быть музыкантом в семье музыкантов (и, тем более, гитаристом в среде гитаристов)?

Когда тебя окружают музыканты с детства, то разумеется это не может не наложить отпечаток на психику... Конечно, все это влияет на восприятие и создание музыки: советы, поддержка, критика, требования. Уверен, что без всего этого я мог бы стать совершенно иным человеком, может быть даже не музыкантом. А гитарная среда, как никакая другая, даёт возможность рассматривать инструмент — гитару — действительно как инструмент, с помощью которого требуется достичь необходимого эстетического результата в музыке.

Когда у тебя в руках есть только он — ты будешь стремиться выжать из него всё. Отсюда и расширенные техники, многогранная полифоничность, широкий диапазон стилей и жанров.

Чего ты ждёшь от альбома и от тура в его поддержку?

В целом, когда я только решил взяться за подготовку полноценной программы из музыки Радзецких — я, в первую очередь, преследовал цель просто насладиться действительно классной музыкой. Во-вторых, естественно, вслед за этим, сразу появилось желание поделиться этой необъятной радостью со всем живыми организмами на планете…

Если конкретнее, то я хочу дать знатокам гитары новую музыку. А она и вправду во многих аспектах нова: зная практически все тенденции в современной гитарной музыке, а понимаю, что эти произведения действительно свежие для гитарных кругов. Что до обычных любителей хорошей музыки, которые сами не играют на гитаре, им хотелось бы подарить еще и новые впечатления от классической гитары, которая может казаться неким «закрытым» для экспериментов инструментом.

Текст интервью: Антон Бессонов («Тим Талер»)

© Рок.Київ
РЕКОМЕНДАЦІЇ
The КлюквінS: «Слухай музику, спи під неї, прокидайся, живи...»
ІНТЕРВ'Ю
The КлюквінS: «Слухай музику, спи під неї, прокидайся, живи...»
02.10.2017

Приємні, трохи сумні пісні з аранжуваннями, що поєднують ретро-електроніку з гітарними пасажами в дусі рок-груп «нової хвилі». Велике інтерв'ю про новий альбом, творчість та багато іншого

Олексій Зволинський («Скрябін»): «Кузьма був глибоким. Завжди»
ІНТЕРВ'Ю
Олексій Зволинський («Скрябін»): «Кузьма був глибоким. Завжди»
22.09.2017

Олексій Зволинський влився в «Скрябін» в кінці 90-х. Після смерті Кузьми Олексій став одним з тих, хто взяв на себе головну відповідальність за майбутнє групи.